Тетя Фая

День тети Фаи

Тетя Фая с самого утра решила, что ничего сегодня делать не будет. Ее давно манила идея "медленного завтрака", и сегодня она решила воплотить ее в жизнь. Она старалась медленнее жевать и медленнее наливать себе чай, но старые привычки одолели ее, и пятнадцать минут спустя стол был чист, а посуда вымыта. Тетя Фая слышала, будто некоторые люди смотрят телевизор и днём. И она тоже включила телевизор и села на диван. Сидеть было, в целом, удобно, но тетя Фая сидела как на иголках. Она ощущала всю неправильность такого поведения. Тетя Фая пыталась убедить себя, что она отдых заслужила и имеет право отдохнуть, но тут она вспомнила о нечищенных вилках и подорвалась на кухню. Она сказала себе, что почистит мельхиор, вымоет кафель в ванной комнате, позвонит старшей родственнице - родственницу тетя Фая не любила, любить ее было и не за что, однако тетя Фая ощущала свою перед ней ответственность, и уже после, со сладким чувством выполненного долга, сядет смотреть телевизор.
Телевизор тетя Фая снова включила около десяти вечера. Ей сразу повезло: она попала на третью серию из цикла передач об Ирине Антоновой. Тетя Фая хотела узнать о Дрезденской галерее и выставке Пикассо, только сидеть ей стало неудобно. Она помучилась с полчаса, а потом поняла: она устала. И тетя Фая обреченно пошла спать, а в доме напротив, в каждом почти окне, призывно мигали экраны.

 

 

О чем мечтала тетя Фая

Однажды в гостях тетя Фая уже видела лавандовый сервиз "Мадонна". Не зеленоватый, не перламутровый, не с контрастной синей каймой, но равномерно лавандовый с золотом, совсем лавандовый, без белой или кремовой середины у блюдец. Тетя Фая и не мечтала найти такой в магазине, двенадцатиперсонный столовый и чайный сервиз, с кофейником и сливочником, с большими тарелками, тарелками для десерта и розетками. Она хорошо знала ассортимент чешского посудного отдела, она заходила туда каждый месяц, но никогда ничего не покупала. Иногда там появлялись вещи чуть более красивые, чем обычно: как-то раз завезли красные бокалы с красными же ножками, в другой - хрустальную люстру коньячного цвета.
В последнюю пятницу марта, когда тетя Фая оплатила коммунальные услуги, на обратном пути она как всегда зашла в пражский магазин, только теперь она отчего-то ощущала небольшое волнение, то волнение, которое возникает перед важной, перед особенной встречей. Они не выставили его в витрине. Нет, он стоял на третьем столе справа, каждого предмета по двенадцать штук, и все лавандовые. Тетя Фая не позволила страху остановить ее. Как могла быстро она сходила домой за сбережениями и снова вернулась в магазин, и более того - она поехала домой с покупкой на такси.
Она не выбросила ни коробку, ни пакет, и любовалась на лучшую в своей жизни посуду в течение трёх дней. На исходе третьего ей позвонила внучатая племянница и пригласила на свадебное торжество. 
Тетя Фая бережно завернула уже расставленные чашки обратно, бережно передала своё долгожданное счастье в руки племянницы. У тети Фаи не было другой возможности купить достойный, по ее мнению, подарок, и не было мысли, что девочке не распознать в щедрости ее печальное отречение, ее фарфоровую утрату.

 

 

Тетя Фая прощается с подругой

Тетя Фая не прикоснулась к тарелке, чрезмерно нагруженной едой. В этом поминальном обеде не было, как не было в погребении, последней строгости. Строгости, которую ждешь целую жизнь, десятилетиями поглощая шум рынков и станций. Она терпела скомканные речи, и кашля в них было больше, чем печали, и думала о странной связи горя и избытка. О соревновании метров ткани и платков и огромных кастрюль со смертью, соревновании смерти заранее проигранном, но для смерти уничижительном, отнявшем у нее торжество, молчание и время.
Прощание вызвало в тете Фае противоречие, несоответствие потери и чувства освобождения. Последние двадцать лет ее тяготила необходимость делить с подругой прошедшее: та все путала и перевирала и меняла единственно верный порядок, и с каждым разом их прошлое делалось все проще, все смешнее, и присутствие правды в ее всем поведанных рассказах омрачало тетю Фаю еще больше. Уйдя в царство теней, та наконец вернула ей право настоящих воспоминаний.

 

 

О тете Фае от автора:

 #тетяфая_маликабобро – это короткие рассказы о женщине, которая не может позволить себе радость. Немного смешные, немного грустные рассказы о маленьких горестях, приобретающих размер трагедии в большом сердце тети Фаи. Я публикую их в своем аккаунте в Instagram

 

Текст и рисунки: Малика Бобро Бадамбаева

Комментарии

В инстаграм захожу редко - в основном только, чтобы увидеть обновления на Вашем аккаунте. Возможность прочесть эту серию трогательных, так элегантно написанных, рассказов на одной странице - это всё, чего можно пожелать в будний день.

Оставить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.