Хочу всем нравиться, или Наталипортманизация. Малика Бадамбаева.

Пару месяцев назад я искала очередную странную мечту для моей самой любимой рубрики "Странные мечты". Спрашивала у знакомых, не мечтают ли они о муже-наркомане или о корректировке надписей на надгробиях.

В ответ знакомые сказали, что хотят много денег, фигуру, как у ангелов Victoria's Secret (или самого ангела VS), а прямо сейчас – поесть и спать. Только один человек ответил мне более-менее добросовестно: хочу, говорит, всем нравиться, у меня это со школы. Подходит? Я покачала головой. Я испугалась. Выходит, он так мило общается со всей компанией или расточает комплименты не потому, что мы ему правда приятны, а потому, что хочет всем, без разбора, нравиться?

Это была не странная мечта. Это было наше самое типичное желание.

Мы распространяем по Сети фразы вроде "Невозможно нравиться всем подряд" или "Не нужно нравиться всем подряд" с фотографией Далай-Ламы или Леонардо ди Каприо, но мы все равно подспудно или откровенно хотим быть долларом, который нравится всем.

bobro-badambayevikh-nathalie-portman-1

Конечно, благодаря кнопкам like и share нарциссизм расцвел пышным цветом, однако соц.сети не придумали обожание непоймикого – всего лишь увеличили масштаб. У вас в компании наверняка была она, Натали Портман. Типа особенная девочка с талантом плакать в нужный момент и "сходить с ума" и "отрываться" и "влюбиться" – все в нужный момент. Плохое настроение у любого другого человека в коллективе напрочь игнорируется, смех пресекается, но стоит загрустить Натали Портман, как все стадо, от мала до велика, мчится с десертом к ней. Если вы не знаете такую девочку, может, вы – и есть она?

Как понять, Натали ты Портман или не Натали Портман:

1. Вы не толстая и не худая.

2. У вас много подруг, все как одна "самые лучшие на свете" – толстые или худые.

3. У них никогда нет парня, а у вас – есть. Бе-бе-бе.

4. Ваш парень все время пишет на своей и вашей странице, как он вас любит. Подруги захлебываются в комментариях. Вы – их любимая пара после Чака с Блэр.

5. Вы еще в детстве поняли, что никогда не надо трогать сильных, и уж если хочется кого-то обидеть, обижаете слабых.

6. Вы считаете, что "Черный лебедь", "Полночь в Париже", Рианна/Лара Фабиан и Йен Сомерхолдер (Батюшки святы, кто, кто это такой?) – это высокое искусство.

7. История мира для вас начинается с "золотого века" канала Nickolodeon. Вы также знаете о существовании 20-х.

8. Вы всегда отлично учились.

9. Возможно, вы умеете петь или худо-бедно играть первую часть первой части Лунной сонаты.

10. А еще вы пишите – блог, статусы, роман. Выглядит это примерно так:

"Утро. Кофе. Отпечатки простыни на его лице. Его футболка пахнет моими духами.

Утро. Кофе. Отпечатки простыни на моем лице. Моя футболка еще пахнет его духами. Мне так больно, что хочется кричать, но я только закусываю губу. До крови. Ее вкус возвращает меня к реальности.

Утро. Кофе. Молоко с хлопьями. Настоящая любовь – это когда твой ребенок говорит свое первое слово: "Папа", а ты смотришь на Него и думаешь – он же сам еще совсем ребенок. Его футболка пахнет детской присыпкой под подгузник. Ты, которого я любила в семнадцать – ты никогда не узнаешь этого счастья. Не со мной. Не в этой жизни".

bobro-badambayevikh-nathalie-portman-2

Почему я зову любимиц общества Натали Портман? Не потому, что последнюю я на дух не переношу, а из-за феномена любви к ней. За исключением талантливого "Леона", она снялась в миллионе надуманных, вычурных, уродливых фильмов (чего стоят одни "Призраки Гойи"), причем везде играла одинаково – болезненно напрягала мышцы лица. Другими словами, она не стоит тех почестей, которые ей оказывают.  Я могла бы назвать мужчин-любимчиков компании Квентином Тарантино, но тут вы меня точно забьете камнями, хотя можно я тихонько скажу? На пару с Вуди Алленом они такие полевые мыши, раздутые пиаром до Микки-Мауса! Посмотрите Эмира Кустурицу, Вэса Андерсена, Асгара Фархади, обнаружите, что велосипед – лучше самоката.

У меня есть качество, которое помогает сначала понравиться, а потом так разонравиться, чтобы даже не здороваться до скончания веков. Я называю его "синдром собеседования". Скажем, зовут меня на работу. Я заранее знаю, что в гробу эту должность видела в белых тапочках, но прихорашиваюсь и иду на собеседование. Там я из кожи вон лезу, чтобы доказать работодателю: возьмите меня! я самый лучший кандидат. И меня берут, отказывая всем остальным, а через три дня/три месяца/полгода я сообщаю, что я творческая личность и не собираюсь тратить жизнь на ваши "Рога и копыта". Ни один из моих бывших начальников не даст мне хорошую рекомендацию.

То же самое со свиданиями: в друзьях в соц.сетях у меня десятки людей, которые уже никогда  не поставят мне лайк, даже если я выиграю Нобелевскую премию.

Поймите меня правильно. Я не делаю этого нарочно, чтобы испортить кадровику показатели или самооценку – молодому человеку. Меня ведут другие побуждения. От работы, особенно с хорошей зарплатой или перспективами, мне первые два года после института было просто стыдно отказываться, во мне генетически сидел страх, заложенный всем тяжелым двадцатым веком. Что касается парней, то во мне генетически сидит страх остаться одной, заложенный всем тяжелым двадцатым веком. Плюс наущения семнадцати старших кузин, они все время звучат в моей голове: "Не повторяй наши ошибки! Не гоняйся за принцем!".

Видя, какая я сообразительная и вообще ничего так, на работу и свидания меня зовут с завидным постоянством. Как вы уже догадались, весь город испещрен красными точками офисов и кафе, откуда я ушла, сказав, что мне скучно, и где меня ненавидят, причем ненависть растет в геометрической прогрессии. У каждого парня, которому я отказала, есть братва, и вся эта братва в курсе, что меня надо избегать. Помню, как на меня заточил зуб весь персонал одного отеля: я согласилась встретиться сначала с одним, потом с другим барменом, потом ни с одним не встретилась, а недобро на меня косились все.

Желание нравиться сводит всю многолетнюю эволюцию человечества к нулю. Один мой друг, потрясающий композитор, выпускает не хорошие песни, а те, которые всем понравятся. Знакомые редакторы публикуют всякую ахинею, пережеванную до состояния пюре, потому что ее легче понять, а значит, полюбить, всем.

Что же это за страшные "все"? Это мои друзья ВКонтакте, которые моментально репостят фотографию котенка и лишь под дулом пистолета прочитают рассказ размером А4. Это парни, которые зовут меня на свидание, сообщают, что у "тебя классный сериал, только я его не читаю, длинно очень. Лучше б фоток было больше, а текста – меньше". Это фанаты певца, которые зацелуют его удачное фото до дыр, но не запомнят ни в жизнь имя автора снимка. И им я зачем-то хочу нравиться.  Я давно поняла, что я никогда не буду нравиться большинству, но все равно не могу с этим смириться. В особо тяжелые дни я настойчиво думаю о Ван Гоге. Потом вижу в Инсте или Фейсбуке, как обожают какую-то бестолковку, и лицо у меня становится, как у лошади, тянущейся за сахаром. Потом я вспоминаю, что в прежние времена я была безмерно счастлива, написав что-то хорошее, хотя никто этого не читал, кроме домашних.

Конечно, есть обратная сторона медали: если у человека нет авторитетов и он не хочет вызывать симпатию, он вполне может оказаться маньяком.

Но если мы говорим о большинстве – о том большинстве, которое решает, покупать картину у Ван Гога, или нет, пусть в нищите погибает, то лучше бы мерилом качества были не лайки. Или, если от этого уже никуда не деться, давайте на время забудем о существовании художественного масс-маркета, посмотрим хорошие картины – живописные и кино-, не ленясь прочтем Гюго и Алексея Толстого, и если после всего этого нам так же будут нравиться глупые американские комедии – что ж, значит, они того стоят.

Ну, или у нас напрочь отсутствует вкус.

Текст: Малика Бадамбаева

Фото: Индира Бадамбаева

 

Оставить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.